Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
11:56 

Beyond your control.

неньютоновская жидкость
Название: Beyond your control
Автор: Фармазоня
Пейринг: Ёсио/Каору, Кёя/Каору
Рейтинг: PG-13
Жанр: ангст, романтика
Саммари: В любви, как и на войне, нет правил.

[It's beyond my control]
Tu dis : J'ai besoin de...Tes bras
Oh lâche!
[It's beyond my control]
Mais c'est plus fort que... Toi
Tu nous fais du mal
[It's beyond my control]
Ne t'éloignes pas de mes... Bras...

Mylene Farmer — Beyond my control.


Глава 1. Лепестки сакуры.
Цветение сакуры — настоящий праздник чистоты и эстетики. Нежные розовые лепестки на фоне голых веток, столь недолго живущие, — метафора юности и скорой смерти. Сидя под цветущим деревом, можно просто смотреть на легко кружащиеся в небе лепестки, которые скоро усеют землю собой. Красота — просто красота, не несущая в себе никакой практической пользы, цветы неплодоносящей вишни, облетающие за несколько дней.
Так же и красота юношей, которые развлекали девушек после уроков и звали себя «Клубом свиданий», была похожа на красоту цветков сакуры. Свежие, словно бутоны, яркие и сверкающие глазами, они привлекали и радовали взгляд. Особенно экзотично выглядящий блондин-полукровка и два рыжих близнеца.
Но если полукровка выглядел довольно глупо в кимоно, словно наряженная кукла, то близнецы были похожи на маленьких рыжих, но без сомнения японских демонов.
Возможно, именно поэтому Отори Ёсио заинтересовали именно они. Совершенно похожие, веселые, необычные. И их глаза были какого-то невероятного янтарного цвета, словно близнецы действительно были из иного мира.
Один близнец нежно обнимал второго, прикрыв широкими рукавами и оставив простор для воображения окружающих девушек. Одеты рыжие демоны были в одежды одинакового кроя, но различались лишь цветом: один из близнецов был одет в шелк зеленого цвета, второй — синего. Тот, что был в зеленом, показался Отори-сану более нежным, хотя, возможно, это была одна из иллюзий, которую создавали немного влажные глаза и приоткрытые розовые губы. Судя по всему, в этой пошлой клубной игре в запретную любовь именно этот юноша играл роль девушки.
- Вы выглядите очень задумчивым, Отори-сан, - Суо отвлек Отори от размышлений, широко улыбаясь и блестя бокалом в руке.
- Обстановка позволяет, - отозвался Отори, хотя ему не слишком хотелось тратить время на разговоры с сияющим Суо, который слишком уж явно гордился тем, что бедная стипендиатка выбрала его сына, а не сына Отори.
- Да, сакура. Я скучал по ней во Франции, - Суо задумчиво посмотрел в свой бокал, куда нежно опустился лепесток сакуры и закачался, словно кораблик на волнах.
Отори молчал, пока ветерок срывал цветки и рассеивал их по земле, бросал на одежду учеников и в журчащий ручей. Рыжие близнецы совершенно разошлись, перестав стесняться окружающих окончательно. Близнец в синем поднял личико своего брата за подбородок и что-то ему прошептал. Его точная копия в зеленом невероятно нежно покраснел и отвел взгляд. Отори многое бы отдал, чтобы стоять поближе к этим рыжим шутам, а не слушать краем уха журчание Суо о Франции.
Как ни неприятно это признавать, но Кёя действительно неплохо постарался и создал настоящую мечту любой девушки. Пусть идея формально считалась принадлежащей отпрыску Суо, Отори был уверен, что без его сына ничего не получилось бы. И не были бы сейчас эти близнецы в центре внимания, дьявольски прекрасные в своей глупой игре.
Все очарование разрушил Суо-младший, очень оживленно предлагающий игру в мяч и отвлекший близнецов, которые будто еще немного и...
- Нынешние девушки обладают странными фантазиями, - заметил вдруг Суо, глядя, как близнецы бегут к мячу, а за ними покрасневшие счастливые девицы.
- Нынешние молодые люди тоже, - добавил все-таки Отори и отошел в сторону от Суо, в которого летел тяжелый кожаный мяч.
- О да, - рассмеялся тот и поймал мяч, решив, видимо, присоединиться к игре.
Отори вовсе не был бы против сделать вид, что забыл про свой возраст, однако, ему приходилось всегда помнить о своем положении. Суо же был столь же безалаберным, как и его сын. Отцы и сыновья.

- Кёя, твой отец такой мрачный, - немного встревоженно сказал Тамаки.
Кёя был согласен, но не собирался подавать вид. Да, отец выглядел чужим среди ярких одежд и розовых лепестков, словно черно-белая фигурка на цветной картинке.
- Не говори так о моем отце, Тамаки.
- Да, но он все равно мрачный. Это же праздник, он хоть когда-нибудь радуется?
Пока Тамаки размахивал руками и старался доказать, что каждый должен улыбаться и быть счастливым, Кёя пытался вспомнить, умеет ли отец вообще радоваться жизни. О том, чтобы пойти и поиграть в мяч, разбив образ серьезного делового человека, и речи не было, но, возможно, отец умел радоваться хотя бы маленьким жизненным мелочам? Даже на семейных фотографиях он был до безобразия серьезен, и эту серьезность унаследовали и все его сыновья. Кроме, разве что Кёи, которому не повезло познакомиться с Тамаки и растерять большую часть серьезности.
Впрочем, Кёе и не понравилось бы, если бы отец вдруг стал вести себя как мальчишка, веселиться и трепать его по голове. Надо всегда доигрывать те роли, за которые взялся. Так считал Кёя.

Глава 2. Поцелуй росы.
После праздника цветения сакуры у Отори было достаточно много дел, но мысли о двух рыжих демонах не собирались легко покидать его. Как будто тот самый след, что оставляет яркая лампочка, если на нее долго смотришь, образ близнецов проявлялся на бумагах, белых стенах, а в темноте и вовсе становился отчетливым и нестерпимо ярким.
Привыкший к рациональному подходу, Отори нашел личные дела близнецов и узнал, что одного из них зовут Хикару, он обладает более математическим складом ума и находится то на третьем, то на четвертом месте в рейтинге успевающих по вторым классам. Его брат — Каору — явно был более склонен к творчеству, и он постоянно на шаг был позади своего брата. Отори посвятил целый вечер в своем кабинете разглядыванию фотографий двух столь похожих, но все же разных юношей.
Отрекшись от сухих фактов и цифр, он вспоминал объятия братьев, их ласковые прикосновения друг к другу... Они умели показать, намекнуть, что между ними есть что-то большее, чем просто братская любовь. И выглядело это ни капли не наигранно, звучало, словно чистая мелодия флейты, без нотки фальши. В отличие от излишне сладкого и переигрывающего Суо-младшего.
Отори взглянул на фотографии в досье еще раз, на ту самую, где братья были запечатлены вместе: наплевавшие на строгость и официальность фотографии, обнявшиеся и переплетшие руки, показывающие острые языки. Хикару как будто защищал своего брата, обняв его, нависнув немного сверху, как будто Каору был хрупче, женственнее... Без сомнения, даже если они менялись ролями, они не могли слишком сильно войти в образ друг друга.
Юноша в зеленом кимоно — Каору, решил Отори. И приступил к действиям, не желая оставлять себе лишь один образ хитрого мальчишки.
***
Каору сидел на подоконнике, осторожными штрихами намечая овал лица брата, который забавно сопел, разморенный весенним солнцем и уроками. В комнате с широко распахнутыми окнами гулял легкий ветерок, иногда игриво бросающий на пол лепестки уже отцветшей в саду сакуры и шевелящий легкие страницы книги, которую читал Хикару перед сном.
Улыбнувшись, Каору выбрал оранжевый мелок пастели, чтобы нарисовать брата сочным солнечным цветом, как его волосы. Всего за несколько движений рукой на бумаге появилось мирное лицо Хикару, который сейчас был больше похож на своего брата.
В весенней тиши трепетали листочки деревьев, едва выбившиеся из почек, кружевные тени падали на лист бумаги, все дышало сладким спокойствием.
Трудно было сказать, что еще недавно братья бегали по комнате друг за другом, шутливо ссорясь из-за книги и пытаясь подраться.
В комнату заглянула служанка и робко сказала, что для Каору принесли посылку, что очень удивило его. Оставив рисунок рядом с подушкой Хикару, он сбежал вниз, сгорая от любопытства.
Посреди холла стояла корзина с великолепными розами, такого же нежно розового цвета, что лепестки сакуры недавно. Каору немного растерянно посмотрел на доставившего цветы посыльного — молодого мужчину в сером, который немного напоминал Мори-сэмпая своим каменным лицом.
- От кого это?
- Записка, господин, - ответил посыльный и удалился, вежливо поклонившись.
Каору быстро разыскал среди бутонов белый конвертик, в который должна быть вложена визитка от отправителя. Однако в конверте, на котором были изящно выведены иероглифы имени Каору, лежал просто пустой кусочек картона.
Решив, что это может быть просто благодарность от одной из клиенток, Каору склонился над бутонами, вдыхая нежный аромат свежих роз, лепестки которых еще хранили следы утренней росы. Их хотелось обязательно сохранить, зарисовать, пока они так прекрасны.
Корзина роз украсила комнату близнецов. Хотя Хикару немного поревновал и не упустил возможности подколоть брата, ему тоже очень понравились цветы, по цвету похожие на щеки Каору, когда тот краснеет в Клубе.
- Будь это клиентка, мы бы получили цветы на двоих, - заметил Хикару, пока брат ходил вокруг корзинки, счастливо улыбаясь.
- Может быть, ты прав... Да и клиентки обычно подписываются, все-таки, чего им стесняться?
- Да... Ну вот завел себе тайную поклонницу, мне даже ничего не сказал, - тихо рассмеялся Хикару, пока его брат сливался по цвету с розами.
Каору очень хотелось знать, откуда эти розы и кто их прислал, но он решил, что однажды все само собой раскроется. Он очень надеялся.

Глава 3. Веточка оливы.
Через пару недель Каору уже был уверен, что у него есть тайная поклонница. Неизменно прекрасные и свежие цветы присылали через день, каждый раз среди бутонов оказывалась лишь карточка с именем Каору, а один и тот же посыльный не отвечал ни на какие вопросы, бесшумно удаляясь, как и должно слуге.
Комната близнецов была похожа на оранжерею, в один из дней Каору даже получил маленькое апельсиновое деревце, на котором робко свисали с веточек ярко-оранжевые плоды.
- Надо же, они такие забавные, - Хикару потрогал пальцем апельсинчик.
- Да...
Каору улыбнулся своим оранжевым от мелков пальцам. Каждый раз, получая букет, он испытывал неясный трепет в груди, как будто он постоянно находился в томительном ожидании чего-то, и вот это случалось. Он немного стеснялся признаться себе, что ждет новый букет, разочаровываясь, когда не получал его.
Все больше и больше Каору казалось, что девушка не будет посылать букеты для юноши. От мысли, что это может быть не поклонница, а поклонник, Каору становился алее тех гербер, что прислали в среду.
- Хикару-кун, Каору-кун, вы так мило выглядите! – восхищались клиентки близнецами, которым пришлось по прихоти клубного короля облачиться в туники.
- Древняя Греция, друзья мои! – Тамаки и сам сиял, перекинув край тоги через плечо. – Это прекрасная цивилизация, культ красоты и эстетики!
- И мужской любви, - тихо шепнул Хикару на ухо розовеющему брату.
Кёя оглядел зал, останавливаясь взглядом на почти невесомых драпировках, которые Тамаки указал развесить по стенам. Музыкальный зал превратился в греческую залу, посреди которой журчал фонтан, скованный белоснежным мрамором. Кёе это все казалось излишним и чересчур неорганичным, однако, он не спорил со своим чрезмерно восторженным другом, а просто зарабатывал деньги на клиентках. И в этих драпировках были спрятаны небольшие камеры, снимающие прекрасных юношей, сидящих под оливой.
Каору робко улыбался клиенткам, пытаясь как можно ниже натянуть подол туники на голые коленки и вызывая умиление и восхищение девушек, которым безумно нравилась невинность, граничащая с эротизмом. Пару раз Каору перехватывал на себе взгляд Кёи, задрапированного в пурпурную тогу, и чувствовал себя еще более неловко.
- Ты похож на школьницу, - пробормотал Хикару, глядя, как Каору пытается поудобнее устроиться на стуле, сдвигая колени и теребя тунику.
- Молчи, Хикару, - тихо прошептал Каору, смаргивая наворачивающиеся от смущения слезы.
Кёя взглянул на близнецов, которые явно получали удовольствие от своей игры, да и Каору вжился в роль. И клиентки в восторге.
***
Розы, хризантемы, ирисы… Весь цветочный мир к ногам юноши, который напоминал своей красотой и нежностью сакуру в цвету. Конечно, эти все заигрывания уже не по возрасту Отори, но он решил наслаждаться тем, что юноша постепенно будет все больше и больше желать узнать, кто присылает ему цветы, в этом возрасте молодые люди готовы влюбиться в образ, даже в образ таинственного поклонника.
Это могло бы длиться долго, скорее всего. Столько, сколько захочет сам Отори. Если бы он не нашел фотографии, на которых близнецы были переодеты греческими юношами. Каору был похож на юное божество, на золотистых волосах покоился приятно зеленый венок, легкая туника открывала руки и ноги, изящные ступни лишь подчеркивались сандалиями с тонкими кожаными ремешками. Юноша смущенно улыбался, глядя мимо камеры, явно не зная о том, что его снимают, розовые губы были слегка приоткрыты, показав краешки жемчужных зубов. Брат же его смотрел куда-то в сторону, и, хотя они были так похожи, не вызывал абсолютно никакого внутреннего трепета и желания прикоснуться к
нежной щеке.

@темы: Каору, Кейя, Фанфик

Комментарии
2010-06-11 в 13:49 

Танцующая с ветрами
не пугайте меня и непугаемы будете (с) ace_
Автор, я в восхищении!!!:hlop::hlop::hlop:

Это могло бы длиться долго, скорее всего.
но ведь здесь будет обязательно какое-то "Но"...;)
Можно ожидать продолжения?

2010-06-11 в 13:56 

неньютоновская жидкость
спасибо)
продолжение обязательно ^^ пока даже ангст толком не началс))))

2010-08-13 в 02:40 

Volia-11
Кёя/Каору обожаемый пейринг! автор, вы ведь знаете что я вас за этот пейринг люблю?)

2010-08-13 в 11:52 

неньютоновская жидкость
Volia-11
теперь знаю *засмущалсо весь*)) правда в данном фике все развивается ангстово пока Т,Т

   

OURAN KOUKOU HOST CLUB

главная